Colossal

За этот фильм по-человечески обидно, ведь большинство думающих отечественных зрителей (которым он и адресован) навряд ли захочет пойти на фильм с таким клиническим названием. Мало того, что это название само по себе идиотское и является продолжением не менее одиозного «Мой парень — псих» (в оригинале — «Silver Linings Playbook»), так оно ещё и к фильму имеет довольно опосредованное отношение. А фильм, между тем, крайне занятный.

Представьте, что детская площадка, на которой вы играли в детстве — это Сеул. А вы — кайдзю, который крушит невидимые здания, убивая десятки и сотни невидимых людей. Только при всём при этом, и люди, и дома, и весь Сеул — настоящие. Они существуют на другой стороне земного шара, как и гигантский монстр, который материализуется посреди города в определенное время и повторяет все движения, которые вы совершаете на детской площадке.

Именно так и происходит с Глорией в исполнении Энн Хэтэуэй — брошенкой с тягой к алкоголю, которая возвращается в родной город, чтобы начать жизнь с начала. Там она встречает человека из своего детства — Оскара (Джейсон Судейкис), который тоже одинок, и весь такой позитивный мужчина, готовый всегда придти на помощь. Здесь тебе кажется, что сейчас начнётся ромком, но всё переворачивается с ног на голову. С детством героев связана тайна, которую не так-то просто вспомнить, а положительный персонаж перестаёт таковым быть, превращаясь в настоящего злодея, за которым очень страшно наблюдать.

«Colossal» несколько умнее «Перестрелки», но его идеи всё равно лежат на поверхности: что абсолютная власть развращает абсолютно, и что, как говорил Квай-Гон, «всегда найдётся рыба крупнее». Кто-то считает, что весь фильм — это аллюзия на внешнюю политику США, которые пытаются решить свои внутренние проблемы за счёт стран и людей, находящихся далеко-далеко. Мне же кажется, что из этой истории можно вырастить совершенно любой смысл, настолько он многовалентен.

Введи хотя бы 3 буквы Результаты поиска: 0